ПОДЕЛИТЬСЯ

Крупнейшая на сегодня российская полярная станция «Ледовая база «Мыс Баранова» на острове Большевик архипелага Северная Земля отмечает свое 30-летие. В историю станции вошел активный научный старт, когда на ней одновременно работало до 100 ученых (сейчас в пять раз меньше), пятилетие выживания за счет туризма, 17 лет консервации и возрождение исследований в 2013 году. Об этом сообщил ТАСС начальник Высокоширотной арктической экспедиции Арктического и Антарктического НИИ Росгидромета Владимир Соколов, а другие участники событий рассказали, как открывали, консервировали и заново запускали станцию, и как она живет сейчас.
«На станции сегодня, в день ее 30-летия, обычный рабочий день, но дата позволяет вспомнить ее историю: активный научный старт в конце 1980-х, период консервации и возрождение в 2013 году», — сказал он. Начальник экспедиции на Научно-исследовательском стационаре «Мыс Баранова» Александр Ипатов сообщил, что 22 апреля на станции начался полярный день. «Он продлится до 22 августа», — уточнил собеседник агентства.
Бурный старт в уникальном месте
Участник многих арктических и антарктических экспедиций Владимир Баранов рассказал ТАСС, как в 1987 году выбирали место для будущей станции. По его словам, площадку искали с учетом близости к интересным объектам исследования, транспортной доступности с воды и воздуха и возможности развития научного поселка. «Тогда, в 1980-е годы мы смогли создать в Арктике научный задел, который позволяет и сегодня успешно работать в регионе», — отметил он.
«Множественность объектов изучения и мониторинга природной среды этого района Арктики сыграла значительную роль при принятии Росгидрометом и Арктическим и Антарктическим НИИ решения о возобновления научных исследований на мысе Баранова в 2013 году», — рассказал начальник экспедиции Ипатов. Он пояснил, что архипелаг Северная Земля является естественной границей между западным и восточным секторами Российской Арктики, в первую очередь, с точки зрения циркуляционных процессов в атмосфере, — «кладбищем циклонов», что вызывает интерес метеорологов и аэрологов к проведению наблюдений именно здесь.
Стационар расположен на берегу пролива Шокальского, соединяющего Карское море и море Лаптевых, причем побережье последнего также находится на доступном расстоянии для работы, что дает большие возможности для проведения океанологических исследований. Ипатов отметил, что в непосредственной близости от станции расположен ледник Мушкетова и чуть дальше — ледник Семенова-Тян-Шанского, второй по размерам на острове Большевик после Ленинградского ледника, который также доступен для исследований.
Баранов рассказал, как возводилась станция в 1980-е годы. Завоз домиков на мыс начался в 1986 году — это были 30 теплых с 30-сантиметровыми стенками из пенного утеплителя щитовых домиков, завезенных самолетом из Магадана. В дальнейшем на станцию передавались домики более ранней конструкции с пенопластовым утеплителем, которые привозили с дрейфующих полярных станций, в частности с «Северного полюса-29». По словам Баранова, в 1980-е годы на станции одновременно работало до сотни ученых разных специальностей. В 1991 году с распадом СССР научную работу на мысе Баранова закрыли, но еще пять лет станция жила без государственного финансирования, превратившись в турбазу.
Пятилетка туризма, консервация и расконсервация станции
«Идею прокладки туристических маршрутов невольно подали летчики с Диксона, страдавшие от отсутствия заказов после ухода из Арктики главного заказчика всей деятельности здесь — Министерства обороны. <…> Первой группой арктических туристов стали французы, их свозили на трех вертолетах с Мыса Баранова на Северный полюс и обратно, — отметил Баранов. — Затем были снова французские, немецкие, британские тургруппы, всего за пять лет к полюсу свозили около 200 туристов».
Туристическую деятельность пришлось свернуть в 1996 году в связи с прекращением работы топливных станций и перебазированием вертолетчиков в другие регионы. «В 1996 году мы два месяца консервировали строения — конопатили, проклеивали щели, чтобы была возможность сюда вернуться. И несмотря на это, во многих помещениях станции, когда мы сюда вернулись в 2013 году, был лед, и все домики отсырели», — рассказал Баранов. Он добавил, что к моменту расконсервации практически все внутренние помещения нуждались в продолжительной просушке.
«Чтобы обеспечить работу станции на начальном этапе в помещении дизельной были заменены дизель-генераторы, расконсервирована кают-компания — самое большое по полезной площади жилое строение, — пояснил глава экспедиции Ипатов. — В 2014 году практически все строения были задействованы для жизни и работы, а из всех зданий, бывших на станции во время открытия, к настоящему моменту разобраны только два, остальные в той или иной степени отремонтированы. Три новых дома построены — комплекс ледоисследователей в 2015 году, двухэтажный модульный жилой комплекс и дом геофизика в 2016 году. Всего у нас 11 жилых строений, до приезда сезона весной используем семь строений, остальные законсервированы, но в течение суток любой из них можно подготовить для проживания».
Распорядок дня и связь, отдых и прогулки
Подъем у обитателей станции — в 08:00 по местному времени, которое опережает московское на пять часов. «Всех будит вахтенный метеоролог Илья Бобков, объявляя по рации погоду. Через полчаса — завтрак, обед — в 13:30, ужин — в 19:00», — рассказал Ипатов. Баня находится в комплексе с электростанцией, там же стоят тренажеры, стиральные машины. «С пресной водой у нас нет проблем. В 5 километрах от станции находится приличного размера и глубины озеро Твердое, откуда регулярно привозим воду», — пояснил глава экспедиции.
В радиодоме станции оборудовано помещение с доступом к интернету, работают две спутниковые системы. Пользование интернетом ограничено по времени — есть окна для приема и передачи научной информации, которые нельзя занимать. Там же стоят телефоны, по которым можно связываться с большой землей, личные звонки на номера в Санкт-Петербурге — свободно, на остальные — с использованием карт IP-телефонии, также с ограничением по времени. В кают-компании стоит телевизор, который принимает три канала.
Желающих гулять по станции в мороз на ветру и в темноте немного, в основном — по необходимости. В остальное время, когда светлее и теплее, передвижения по территории свободные, за пределами — с разрешения начальника станции и обязательно группами. «Если кому-нибудь хочется сделать фотографии на память, например, около айсбергов в проливе, такой выход совмещается с какими-либо работами. Желающий сделать фотографии присоединяется к выезжающей рабочей группе, помогает коллегам и заодно фотографирует то, что хочет», — рассказал Ипатов.
Выезжать «в поле» чаще получается с весны по раннюю осень, зимой выезды ограничиваются поездками за водой на Твердое и по льду пролива Шокальского, как правило, не более чем на несколько километров. В зависимости от количества груза жители станции передвигаются на снегоходах или снегоболотоходах «Ирбис», летом — на квадроциклах.
Научные исследования
По словам Ипатова, основная цель исследований и наблюдений на станции «Мыс Баранова» — комплексное изучение природной среды высокоширотной Арктики в условиях меняющегося климата. У станции пять полевых баз — на ледниках Мушкетова и Семенова Тянь-Шанского, реках Мушкетова и Без названия. К стандартным метеонаблюдениям, береговым ледовым наблюдениям, измерениям уровня моря, аэрологическим наблюдениям добавляются инструментальные определения высоты облачности, дистанционное измерение температуры воздуха в слое до 1 километра, концентрации озона в приземном слое.
Большое внимание ученые уделяют процессам, влияющим на глобальное потепление. Они измеряют содержание парниковых газов, отбирают пробы сажевого аэрозоля на фильтры, а также вместе с коллегами из НИИ ядерной физики имени Д. В. Скобельцына Московского государственного университета регистрируют концентрацию сажевого аэрозоля. В кооперации с коллегами из Финского метеорологического института на финской аппаратуре проводятся измерения концентрации парниковых газов, сажевого аэрозоля, измерения коэффициентов рассеивания излучения аэрозолем, измерения количества ядер конденсации. Ледоисследователи занимаются наблюдениями за морфометрией льда на ледовом полигоне и над прохождением сейсмических сигналов на припайном льду и на суше, а также над наклоном поверхности морского льда.
Кроме того, проводятся исследования вертикальной структуры поля температуры, плотности морской воды, магнитного поля Земли.
источник

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ