ПОДЕЛИТЬСЯ

Теория «арктического усиления» — ускоренного потепления в Арктике по сравнению с глобальными процессами — подтверждается данными ученых. На практике страна может получить «углеводородный налог» — экспроприацию части выручки ТЭК за экспортные поставки газа
Санкт-Петербургское судостроительное предприятие «Адмиралтейские верфи» возьмется за строительство платформы для изучения арктических льдов. На создание ледостойкой самодвижущейся платформы «Северный полюс» для Росгидромета (цель — изучение морского льда, атмосферы и экологии арктического региона и составление прогнозов погоды) будет выделено 7 млрд рублей в рамках госпрограммы по социально-экономическому развитию Арктики. В Росгидромете сообщили, что из-за глобального потепления в Арктике уменьшилось число многолетних льдов толщиной два-три метра. Кроме того, выросла вероятность разлома льдин, которые пригодны для организации дрейфующих станций. Платформа должна решить эту проблему благодаря способности двигаться во льдах без ледокола. Она будет иметь автономность по запасам топлива на два-три года, а также встроенное оборудование и вертолетную площадку. Срок службы такой платформы рассчитан на 25 лет.
Отношение к господствующей сегодня теории глобального потепления у российских и зарубежных специалистов разное. Кто-то из ее оппонентов утверждает, что потепление вовсе не глобальное, а локальное. Другие с графиками в руках доказывают, что изменение климата на Земле, по крайней мере за последние 420 тысяч лет, носит циклический характер, не зависящий от антропогенного воздействия, и через двести лет перед всем живым на планете возникнет совсем другая проблема — резкое глобальное похолодание. Но факт остается фактом — теплеет, причем на территории России особенно интенсивно. По крайней мере, таковы официальные данные не каких-то сомнительных международных исследовательских организаций, а Росгидромета, Института глобального климата и экологии Росгидромета и РАН.
Возможно, сегодня было бы гораздо практичнее не заниматься бесплодными поисками причин потепления климата, а рассмотреть плюсы и минусы этого процесса для России, спрогнозировать последствия для региональных экономик. К сожалению, такого общественного обсуждения в регионах почти нет. Одно из первых мероприятий — состоявшийся в Екатеринбурге в конце сентября круглый стол
«О влиянии глобального потепления на лесной комплекс Свердловской области». Разговор вышел за рамки намеченной темы и коснулся влияния климатических изменений на всю хозяйственную деятельность Уральского региона.
Зимнее наступление
— Уже можно говорить о начале глобального потепления, которое подтверждается инструментальными наблюдениями, проводимыми Росгидрометом. Коротковолновая солнечная радиация легко проходит через парниковые газы. Но отразившись от земли, она теряет энергию и уже не может преодолеть смесь парниковых газов и водяного пара, чтобы уйти обратно, поэтому происходит постепенное потепление воздуха в нижних слоях атмосферы, — говорит начальник департамента Федеральной службы по Гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды (Росгидромет) по Уральскому федеральному округу Владимир Лысов. — Совершенно отчетливо тенденция повышения температуры наблюдается с 1970 года. Причем в России теплеет в 2,5 раза быстрее, чем в целом по земному шару: за последние сорок лет мир теплеет со скоростью 0,18 градуса за каждые десять лет, а Россия — 0,45 градуса.
С чем это связано? Мировой океан поглощает рост температуры, сглаживает его.
А наша огромная территория в основном находится вдалеке от океана. Северный Ледовитый океан скорее не поглощает, а отражает солнечную радиацию.
По словам метеоролога, потепление в России более заметно зимой и весной, почти не наблюдается осенью. Оно более интенсивно к востоку от Урала — на территории Сибири и Дальнего Востока:
— Среди российских регионов Ямало-Ненецкий автономный округ и северная часть Иркутской области находятся под особым ударом зимой — там наблюдается наибольшее потепление. Уже сейчас среднегодовая температура по ЯНАО выше нормы на 8 градусов. Весной весь Уральский федеральный округ находится в зоне аномального повышения температуры. Летом часть территории России перегревается — это Центральный федеральный округ и часть Сибирского. А в Дальневосточном федеральном округе, наоборот, наблюдается снижение температуры. Осенью еще интереснее — основной перегрев идет в Чукотском автономном округе, а на российском юге (Краснодарский край, Тамбовская область и часть Саратовской), наоборот, наблюдается некоторое снижение температуры.
Оговоримся, в качестве стандартного периода для оценки климатических переменных, характеризующих современный климат, по рекомендации Всемирной метеорологической организации, используется период в 30 лет. В настоящее время это 1961 — 1990 годы. Термин «норма» означает среднее значение переменной величины именно за указанный период, а отклонение этой величины от «нормы» называют «аномалией».
Прямым следствием потепления климата уже явилось таяние вечной мерзлоты, которой покрыто 62% территории России.
— По данным Росгидромета, вечная мерзлота в Уральском федеральном округе ушла в северную сторону уже на 350 — 400 километров. В этих местах отмечено появление червей и мышей, — констатирует Владимир Лысов. — У нас весь регион в трубопроводах, в связи с таянием вечной мерзлоты увеличиваются риски их повреждений. Также мы рискуем потерять некоторые населенные пункты, построенные на вечной мерзлоте.
По прогнозу, составленному Институтом глобального климата и экологии, к 2050 году в северной части Уральского региона ожидается увеличение количества осадков и, как следствие, — заболачивание большой территории, в том числе севера Свердловской области. Хотя Уральский федеральный округ считается самым спокойным на территории Российской Федерации, здесь растет число опасных гидрометеорологических явлений (ураганы, бури, смерчи и др.): в 2014 году их было отмечено 151, в 2016 году — 166. При этом просматривается явная тенденция возрастания ущерба населению и объектам экономики. Увеличение ветровых нагрузок влияет на распространение природных пожаров. По данным Росгидромета, с 1960-го по 2015 год количество природных пожаров на территории Уральского и Сибирского федеральных округов выросло на 25%.
Для оперативного получения метеорологической информации об опасных явлениях погоды радиолокационная сеть Росгидромета в настоящее время оснащается современными доплеровскими локаторами. Таких локаторов уже установлено около 50, но только в европейской части России. В Уральском регионе они пока есть лишь в Уфе и Ижевске. Этой осенью планируется установить в Аргаяше Челябинской области, а до 2020 года — в Магнитогорске, в поселке Дуброво и Североуральске (оба — Свердловская область), Перми, Тюмени, Ханты-Мансийске и Салехарде.
Да ну ее в болото
Вернемся к сути вопроса: какие выгоды и угрозы от изменения климата могут получить различные отрасли экономики Российской Федерации? Для транспортной сферы ожидается облегчение режимов речного судоходства, улучшение ледовой обстановки и условий транспортировки грузов в арктических морях. В ряде регионов возрастет опасность на дорогах в связи с гололедицей и экстремальными осадками. Вызовом для сфер строительства и ЖКХ станет увеличение снеговых нагрузок на строения и угроза их обрушения в результате отступления мерзлоты.
В числе преимуществ для ТЭК — сокращение расходов энергии в отопительный период, облегчение доступа к арктическим шельфам и их освоения, в ряде регионов — улучшение условий развития гидроэнергетики. При этом увеличится риск повреждений трубопроводов в зонах вечной мерзлоты и подводных переходах, в ряде регионов возрастут ветровые нагрузки и ледовые отложения на ЛЭП, для значительной части населенных пунктов прогнозируется увеличение расходов электроэнергии на кондиционирование воздуха в летний сезон.
Система здравоохранения и социальный сектор могут выиграть за счет перемещения вверх северной границы зоны комфортного проживания в результате смягчения климатических условий, улучшения водообеспеченности населения (для страны в целом, но при образовании региональных дефицитов), появления новых территорий, пригодных для реализации рекреативных программ. Однако вызовом способны стать рост числа и интенсивности тепловых волн, новые инфекционные и паразитарные болезни, нарушение в ряде территорий традиционных укладов жизни.
Сельское и лесное хозяйства получат выгоды в виде улучшения структуры и расширения зоны растениеводства, бореальных лесов (это всевозможные формации древесной и кустарниковой растительности, произрастающие в условиях холодного, умеренно-холодного и умеренного климата), повышения эффективности животноводства.
С российскими лесами связана важная проблема реализации нашей страной Парижского соглашения в рамках Рамочной конвенции ООН об изменении климата, регулирующего меры по снижению углекислого газа в атмосфере с 2020 года. Дело в том, что в этом документе признается роль поглотителей и накопителей СО2. Россия, естественно, заинтересована в максимально возможном учете поглощающей способности своих лесов.
— По официальным данным, основанным на иностранных методиках, поглощение парниковых газов лесами России оценивается в размере 600 млн тонн в год, — рассказывает председатель Общественного совета по проблеме глобального потепления Владимир Чекашев. — Вместе с тем в последние годы в мире был проделан ряд работ, в которых поглотительный потенциал нашей страны оценивается во много раз выше, до 2,6 млрд тонн, что выводит Россию в разряд нетто-поглотителей парниковых газов. Почему это так важно? Есть риск, что из стоимости поставляемого за рубеж российского газа за каждые тысячу кубометров будет взиматься 75 долларов в виде так называемого углеродного налога, если мировое сообщество признает фотосинтезирующий мир России неспособным поглощать «экспортируемый» антропогенный СО2.
— Опять хотят доить Россию, а наши чиновники принимают на веру зарубежные методики, — отозвался проректор Уральского лесотехнического университета Сергей Залесов. — Вот мы обсуждаем, какие леса лучше всех депонируют углекислый газ — хвойные или лиственные. Со всей ответственностью заявляю — лучше всех депонирует болото. Кроме того, почему за рубежом считают депонирование только лесными культурами, то есть искусственными насаждениями? А наши поля, которые зарастают и не засажены культурой, разве не депонируют углекислый газ? Таких полей у нас десятки миллионов гектаров. Это нигде не учитывается. Надо, чтобы наша наука это посчитала, а для этого необходимо финансирование. Такие ученые у нас есть, но нашему университету на эти цели даже рубля не дали. Давайте попробуем разработать такую методику хотя бы для Свердловской области.
Важно, чтобы начавшееся потепление не нагрело нам голову и мы смогли бы сохранить ясность ума при выработке мер адекватного реагирования в отношении как меняющегося климата, так и враждебной политики Запада.
источник

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ